Позитив для оптимистов

3 116 подписчиков

Свежие комментарии

  • Юрий Николаев
    Жареный петух ещё только надумал клюнуть в ГЕЙропейскую задницу. Думаю уже скоро препрёт и конкретно клюнет. Вот тогд...Американский миф ...
  • Майя Maja
    "компактное проживание", говорите?)))))) Тык чЁ на Канаду не зыркнули?! Там ваще их как тараканов немеренно переползл...На Украине курнул...
  • Георгий Михалев
    Наивные вопросы. Никакая общественность на западе не прозреет, просто потому, что нет никакой возможности прозревать....Американский миф ...

Младенцы Спарты

Младенцы Спарты

На юге полуострова Пелопоннес на 75 километров простираются горы Тайгет. Сегодня это всего лишь красивый пейзаж, а когда-то, во времена древней Спарты, согласно некоторым историческим источникам, сюда приносили слабых и больных младенцев, чтобы сбросить их в апофеты (место отказа). Одним из таких апофетов было ущелье Кеадас. Однако современная археология доказала, что это не более чем выдумка.

Место казни

Слово «Спарта» у нас привычно ассоциируется с суровым спартанским воспитанием, военным искусством и железной дисциплиной. И, конечно же, с жестокостью, связанной с целенаправленным уничтожением невинных младенцев, которым не повезло родиться здоровыми. Можно было бы поверить в последнее утверждение, если не знать, что в пропасть бросали также преступников, вероотступников и пленных. Такая смерть считалась позором. Кроме того, спартанцы верили, что души казненных таким образом никогда не найдут покоя, так как их тела не предали земле. Это наказание существовало не только в Спарте с ее Кеадасом. В Афинах было такое же место казни и называлось оно «бездна», или «яма», а в Фессалии — Коракес.

Что же представлял собой Кеадас, куда спартанцы, если верить мифу, бросали преступников, прокаженных, увечных и слабых младенцев?

Судя по описаниям Плутарха, Павсания и более современного французского исследователя О. Райе, посетившего эти места в конце XVIII века, древний Кеадас — пропасть в 10 километрах на северо-запад от Спарты, неподалеку от поселка Трипи. Это ущелье глубиной 600 метров существует и сейчас. Сохранились письменные источники, в которых есть упоминания, что Кеадас стал могилой для вождя мессенцев, героя Второй Мессенской войны Аристомена и его 50 соратников. А вот царя Павсания, наказанного за государственную измену, сбросили в ущелье уже мертвым. Тогда при чем здесь младенцы?

Как рождался миф

Современные исследователи, проанализировав исторические источники, сделали вывод, что отцом мифа об убиенных спартанских младенцах был Платон, который в своем труде «Государство» предложил таким образом решить проблему улучшения человеческой породы в Афинах.

Плутарх выдал неосуществленные планы за реальность, и миф начал обрастать подробностями. Место действия великий историк перенес в Спарту.
Плутарх выдал неосуществленные планы за реальность, и миф начал обрастать подробностями. Место действия великий историк перенес в Спарту.

А дальше вроде бы Плутарх выдал неосуществленные планы за реальность, и миф начал обрастать подробностями. Место действия великий историк перенес в Спарту, и в своем описании жизни древнеспартанского законодателя Ликурга назвал место, куда спартанцы сбрасывали новорожденных, — Кеадас. Кроме того, он писал, что при появлении ребенка на свет родители были обязаны приносить его старейшинам. Те внимательно осматривали младенца и решали, жить ему или нет. Здоровых детей отправляли на воспитание, а тех, у кого были врожденные уродства, бросали в ущелье, чтобы в дальнейшем инвалиды не создавали проблем государству. Судьба искусственного отбора ждала не только неполноценных младенцев, но и рожденных от нежелательной беременности. Что касается последнего, то именно так, согласно Плутарху, древние спартанцы планировали семью — путем детоубийства уменьшая количество ненужных едоков.

Вроде бы выходило у Плутарха все складно и логично. Однако ученые нашли кое-какие «но». Так, некоторые известные спартанские личности страдали тем или иным увечьем. Например, царь Спарты Агесилай имел врожденную хромоту. А во времена Второй Мессенской войны хромой поэт Тиртей сочинял песни, поднимавшие военный дух спартанцев, прославлял спартанскую фалангу и восторгался погибшими за родину воинами. Убедительно звучали и летописные слова одного хромого спартанца, который отправился на войну и, подвергаясь там насмешкам, иронично заявил: «На войне нужны люди, которые будут оставаться на месте, а не те, которые полагаются на свои ноги и бегут».

В итоге у исследователей Спарты возникли серьезные сомнения, которые необходимо было разрешить и докопаться до истины.

Археология в помощь

Результаты исследований первой археологической экспедиции, побывавшей в районе Кеадаса в 1904 году, потрясли мир. В процессе раскопок учеными были найдены человеческие кости, по размеру соответствующие младенческим. То есть миф о жестоких нравах спартанцев обрел материальное доказательство.

Но спустя 50 лет, в 1956 году, когда наука шагнула далеко вперед, появилась возможность провести углеродный анализ находок. Оказалось, что кости принадлежали взрослым людям, и лишь 15% из них составляли кости подростков. Кроме того, не везде были следы переломов.

С 1980 по 2000 год район Спарты посетило множество археологов, спелеологов и альпинистов. Они спускались в ущелье, добывали артефакты… Но надо сказать, что история умалчивает, достиг ли кто-то из них самого дна Кеадаса. Ведь за века, минувшие со спартанских времен, в этом районе произошло много сильных землетрясений, самое мощное из которых было в 464 году до н. э. В ходе природных катаклизмов дно Кеадаса могло быть завалено огромными камнями, которые погребли под собой немало интересного. А то, что обнаружили исследователи, лежало на поверхности. Ну, так или иначе, все кости, найденные в Кеадасе в прошлом веке, принадлежали взрослым от 18 до 35 лет или подросткам от 14 до 17 лет.

Кроме костей, в ущелье были обнаружены наконечники стрел и копий, фонари и железные кандалы. А на острие одной из стрел — застрявший фрагмент черепа. Это позволило ученым сделать вывод, что в ущелье сбрасывали мертвые тела.

Всего на поверхность были подняты фрагменты скелетов 46 человек, все они датируются VI и V веками до н. э.

Исследования Кеадаса доказали состоятельность предположения, что спартанцы отправляли на войну не только взрослых, но и подростков. Однако же следов массовой гибели младенцев и даже детей до 10 лет обнаружить никому не удалось. Исключение составил единственный скелет ребенка, да и то, скорее всего, малыш упал в пропасть случайно.

В результате афинский антрополог Теодорос Питсиос сделал вот такое заявление для прессы: «Тут были найдены останки, но они не принадлежат младенцам. Скорее всего, это миф. Исторических сведений о практиковавшемся у спартанцев таком чудовищном обряде мало, они неточны и относятся к более поздним временам».

Миф об убиенных младенцах оказался развеян.

Галина Белышева

Война как отдых

Младенцы Спарты

Как только спартанским мальчикам исполнялось 7 лет, их забирали из семьи и передавали на воспитание государству. Существовали специальные лагеря, где дети приучались к жизни в коллективе. Во главе каждого отряда стоял лидер, которого выбирали по сообразительности и спортивной подготовке, остальным полагалось брать с него пример. За детьми присматривали старейшины, культивируя в них повиновение, выносливость и умение побеждать любой ценой. Чтобы возбудить в воспитанниках соревновательный дух, учителя всячески провоцировали ссоры между ними. В Спарте существовало поражающее своей жестокостью соревнование. Мальчишек пороли бичом на алтаре Артемиды, продолжалась эта экзекуция целый день. Многие не выдерживали и умирали. Но это не мешало остальным с гордостью продолжать соревнование (диамастигосис), которое заключалось в том, кто дольше и достойнее продержится. Зато победителю доставались лавры, и он мгновенно становился знаменитым.

Кормили в лагерях скудно, приучая детей к голоду. Мальчики должны были собственными силами или хитростью добывать еду, что всячески поощрялось. Разумеется, все, что они приносили в лагерь, было ворованным. Считалось, если сумел украсть у взрослых, значит, ты смелый, а если лопался — заработал порку как неловкий вор. Дети не имели обуви и одежды. Только с 13 лет им выдавали по одному плащу в год. Спали они на постелях из тростника, который сами же рвали голыми руками. Таким образом в Спарте растили идеальных солдат и, надо сказать, преуспели в этом. Военные походы для юных спартанцев были передышкой от лагерей. Как писал Плутарх, «на всей земле для одних лишь спартанцев война оказывалась отдыхом от подготовки к ней».

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх