Свежие комментарии

  • Василиса Один
    Нет, не удаляла. Хотя от твоего сттишка мороз по коже - неприятный он какой то. И прежде я его видела только на тв...10 продуктов, спо...
  • Лариса Кондакова
    Особенно смешно выглядит все это на контрасте, с начало видео с телефона девушки, пропущенное через фильтры, а потом ...Он долго терпел.....
  • ГусЕна
    Я вчера зашла в офис приличной компании и на меня вывалилась дама в пошло-розовом топике. Меня чуть не стошнило.Специалист по эти...

Антисемита-убийцу поддержали диагнозом

 5
Митинг в Марселе против решения Кассационного суда Парижа, признавшего невменяемым убийцу Сары Халими

Фото: Daniel Cole / AP

Французский суд выступил за невменяемость

В воскресенье почти 30 тыс. человек в Париже, Марселе, Страсбурге, Ницце и Бордо вышли на митинги под лозунгом «Правосудие для Сары Халими». Участники выступили против решения Кассационного суда Парижа, признавшего невменяемым и потому неподсудным сына выходцев из Мали 28-летнего Кобили Траоре, который четыре года назад жестоко убил свою соседку 67-летнюю пенсионерку еврейку Сару Халими.

Кассационный суд прислушался к мнению экспертов-психиатров, посчитавших, что в момент преступления убийца не контролировал свои действия из-за психического расстройства, вызванного многолетним злоупотреблением наркотиками.

Этот длившийся четыре года процесс, а точнее, серия процессов, вывел дело об убийстве из разряда криминальной хроники на вершину списка актуальных политических новостей.

В ночь на 5 апреля 2017 года сын выходцев из Мали Кобили Траоре, несколько дней мучившийся от психического расстройства под действием лошадиных доз марихуаны, перелез ночью на балкон своей соседки 67-летней воспитательницы детского сада, врача на пенсии Сары Халими. Он набросился на пожилую женщину и долго избивал ее, а потом выбросил с третьего этажа.

При этом Траоре кричал все, что кричат в таких случаях радикальные исламисты: и «Аллах Акбар» и «Это месть за моих братьев» и «Я убил шайтана». После ареста, при котором он не оказал сопротивления, молодой человек быстро пришел в себя и стал уверять, что его жертва сама выпрыгнула с балкона.

Два года потребовалось прокурорам и судьям для того, чтобы признать «антисемитский» характер преступления. До этого и судья первой инстанции, и тогдашний прокурор Парижа Франсуа Моленс отказывались с этим согласиться, считая, что убийство совершено на бытовой почве под воздействием психического расстройства, усугубленного постоянным наркотическим опьянением — в последние перед преступлением дни Траоре выкуривал до 15 «косяков».

Эксперты сочли, что убийца, с 16 лет употреблявший наркотики и неоднократно судимый, в течение нескольких дней находился в состоянии острого психоза и нападение на еврейку не замыслил специально, а совершил в приступе безумия после целой серии яростных ссор и агрессивных действий в адрес своих друзей и членов семьи. Они объяснили, что не могут точно сказать суду, что лежало в основе поведения убийцы — расстройство психики или наркотики.

В декабре 2019 года Апелляционный суд Парижа, согласившись наконец-то с доводами обвинения о явном расистском характере нападения, все-таки объявил Траоре невменяемым и направил в психиатрическую клинику, не установив срок содержания в закрытой лечебнице (выпустить убийцу на свободу смогут теперь только врачи), но определив 20-летний период наблюдения для мнимого или реального больного. Апелляцию, поданную родственниками Сары Халими, отклонил 14 апреля высший судебный орган — Кассационный суд.

Это решение вызвало недоумение прежде всего у еврейской общины Франции, которая была поражена тем, что «убийство еврейки под воздействием наркотиков ненаказуемо». Свое возмущение высказали многие политики как левого, так и правого флангов.

Удивление было тем сильнее, что в дорожно-транспортных происшествиях, например, воздействие алкоголя или наркотиков является отягчающим обстоятельством.

«Невозможно, чтобы тот, кто сам повергает себя в безумие, может затем ссылаться на свою невменяемость и не попасть под суд,— заявил глава фракции “Вперед, республика!” в Национальной ассамблее, бывший глава МВД Кристоф Кастанер.— Это прореха в законе, и мы должны его изменить».

У родственников Сары Халими осталась еще возможность апелляции в Европейском суде. Ее сестра заявила также, что обратится в израильский суд. Государство Израиль принимает к рассмотрению те дела, где жертвами антисемитского нападения стали евреи, даже если преступление произошло за его границами. Конечно, Франция не выдаст Траоре, но заочный приговор ему может быть вынесен, раз французский суд, по мнению многих, умыл руки и дал «разрешение на убийство».

Участники митинга в Марселе

Участники митинга в Марселе

Фото: Daniel Cole / AP

Философ Бернар-Анри Леви выступает на митинге в Париже

Философ Бернар-Анри Леви выступает на митинге в Париже

Фото: Andrea Savorani Neri / NurPhoto via AFP

Участники митинга в Париже с табличками «Сара была убита 4 апреля 2017 года и 14 апреля 2021 года» и «Ее звали Сара. Справедливое правосудие для Сары»

Участники митинга в Париже с табличками «Сара была убита 4 апреля 2017 года и 14 апреля 2021 года» и «Ее звали Сара. Справедливое правосудие для Сары»

Фото: Michel Euler / AP

Участник митинга держит табличку с надписью «Во Франции убивают пожилых женщин, потому что они еврейки»

Участник митинга держит табличку с надписью «Во Франции убивают пожилых женщин, потому что они еврейки»

Фото: Michel Euler / AP

Президент Франции Эмманюэль Макрон высказался об этом деле в интервью газете Le Figaro: «Решить принимать наркотики и сделаться ''точно безумным'', в моих глазах, не должно отменять судебную ответственность». И поскольку судьи высшей инстанции продемонстрировали своим решением, насколько уязвим существующий закон , он обратился к министру юстиции Эрику Дюпону-Моретти с просьбой как можно скорее внести предложения по его изменению. Министр юстиции пообещал представить проект уже в середине мая и, вероятно, на общей волне возмущения не встретит сопротивления депутатов Национальной ассамблеи.

Однако закон не имеет обратной силы и никак не изменит судьбу Кобили Траоре, который содержится сейчас в закрытом лечебном учреждении и не будет судим. Хотя многие предлагают этот еще не принятый закон в случае одобрения назвать «законом Сары Халими», а мэр Парижа Анна Идальго уже заявила, что городской совет намерен переименовать в честь жертвы одну из улиц столицы, не облегчит он и горя семьи. А у потенциальных убийц есть еще месяц-два, чтобы успеть довести себя до полной невменяемости.

Алексей Тарханов, Париж

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх